Главная

MAFIA

MAFIA II

MAFIA III

Видеогалерея

Канал Редактора

Прохождение

Музыка из Мафии

Мафиозный юмор

Alive Bars mod™

The Alive mod©

Другие моды

Миссионные моды

Мини-моды

Релизы и бета-версии

Моды из семейства

Автомобили

Оружейная

Скрипты

Программы

Видеоуроки

Чемпионат по Мафии

Другие конкурсы

Праздничные моды

Душевное кино

Лучшие анимации

Загрузить файл

Оставить отзыв

Форум поддержки

Радио Mafioso





Главная » MAFIA » Последнее дело детектива Нормана » Часть 2, глава 3


Бутылка виски не поддавалась, в какую бы сторону я не крутил крышку. Черт, это я так надрался, что закрутил напрочь бутылку, или так надрался, что не хватает сил открыть? Может, конечно, это и производитель сделал нарочито плотную крышку, что бы к моменту открытия напиток выпивался с особым вожделением. Кто вообще придумал насаживать на виски витые пробки? Лучше бы делали коньячные пробки-затычки. Хотя, на дорогих сортах, делают, кажется. Или сорт становится дорогим лишь благодаря коньячной пробке? Черт его знает...
Пробка наконец поддалась, а отвинтив ее, я закинул пробку куда подальше. Янтарно-желтый виски густо полился в чашку, наполовину заполненную давно уже приготовленным кофе. Нет напитка лучше, что бы взбодрить себя, если всю ночь перед этим не спал. Я, надо сказать безо всякого удовольствия, глотнул немного из чашки с получившемся коктейлем, и выглянул в окно. На небе расстилалось удивительно яркое фиолетовое марево. Редкий момент суток, когда ночь уже близка к концу и солнце вот-вот выберется, однако до полноценного рассвета еще достаточно много времени. Тогда далекие солнечные лучи понемногу пробивают ночную тьму и все небо озаряется удивительной красоты фиолетовым цветом. Такое случается, правда, нечасто, это происходит лишь при определенной погоде, да и длится недолго - сначала фиолетовое небо едва заметно, а уже вскоре меняется на синий цвет. Собственно, самый яркий пик этого феномена природы, длится лишь три, ну может пять минут, потому то его замечают столь немногие. Я взглянул на часы они показывали ровно восемь часов, двадцать три минуты утра. Поздноватый рассвет даже для осени.
Я вспоминал вчерашний день, параллельно отпивая немного кофе, вспоминал поиски Барретта, диалог с ним же, поимку Катафалка... В эту ночь я так и не лег спать. Да и кто может заснуть, зная, что в твоей квартире находится маньяк? Мы долго говорили с ним эту ночь, я старался не касаться больше темы его убийств, ибо правду он пока говорить не намерен, а я наоборот, собирался рано или поздно это выяснить. Мы обсудили с ним положение дел в городе, я говорил, с чего стоит попытаться начать общение с людьми, которые на меня давили, мы пообщались на тему методов решения моей проблемы, немного поговорили об обстановке в городе в целом. На исходе беседы, продлившейся почти десять часов, я еще мог сказать, что не знаю об этом человеке ничего, но теперь мог и добавить, что с какого то черта не вызывает никакого желания его сдать. Старею я наверное, раз в последнее время стал проникаться к преступникам доверия. Но Катафалк не выглядел действительно тем обезумевшим от крови маньяком, каким он представал в полицейских отчетах. Он выглядел как человек, совершивший ужасный, но все же оправданный поступок. Это, конечно, отнюдь не означало что я всецело доверял моему новому знакомому, наручники я его немного ослабил, прикрепив к ним давно купленную для Джоя цепь, так что теперь Катафалк мог свободно ходить по квартире, однако за ее пределы выбраться уже не смог бы. Так же я еще не знал, как поступить с ним, когда история с преследующими меня мафиози наконец закончится. Я не был уверен, готов ли буду его отпустить, но и так же не был уверен, могу ли теперь устроить ему суд. Все это требовало отдельного обдумывания, на которое, после уже двадцати, а то и больше, часов без сна у меня просто на оставалось сил. Теперь силы у меня были на то, что я делаю лучше всего - на старый добрый отлов преступников.
Теория с Барреттом провалилась с треском, а новых подозреваемых пока не намечалось. Не самый лучший расклад. Теперь придется идти "методом тыка" безо всяких подогнанных теорий просто проверяя всех подозрительных личностей. На самом деле, это большая редкость, когда личность преступника неочевидна. В большинстве случаев дело раскрывается в течении одного-двух дней, а если полиция не раскусывает преступника за этот срок, то шансы поймать его в дальнейшем начинают стремиться к нулю. Печально это признавать, но по большей части преступника ловят не от профессионализма полиции, а потому что преступник сам себя выдает. Все эти рассказы о поразительных методах дедукции и полицейском чутье на самом деле не более, чем крайне популярная, но абсолютно не совпадающая с реальностью, выдумка. На самом деле ни один коп, или частный детектив, не догадается, что оставленные подозреваемым ключи от машины на рабочем столе свидетельствуют вовсе не о простой человеческой рассеянности, а о том, что подозреваемый слишком нервничал и спешил, ибо он в эту ночь убивал людей. Я даже больше скажу - такой подозреваемый гораздо вероятнее просто рассеян, а вовсе не кровавый маньяк. К сожалению, что бы это понять, стоит и вправду немного поработать в полиции, а не зачитываться бульварной детективщиной и после мнить себя экспертом в такого рода делах.
Так вот, как я сказал, если личность преступника неочевидна, следует больше рассчитывать не на дедукцию, а на случайное совпадение. Но и вероятность случайного совпадения можно увеличить. Однако, дело это неблагодарное, потому что придется заниматься примитивной и туповатой рутиной. Да-да, что бы отыскать потенциальную зацепку надо просто постоянно околачиваться возле места преступления. Лезть в личную жизнь клиентов, проползать в чуждый социум, следить за всеми разговорами и междусобойчиками. Вообще, это кажется довольно глупым, влезать в чужую жизнь, казалось бы, как это поможет отыскать преступника? На самом деле, это легко объяснятся, ведь убийца, находящийся в этом обществе, себя так, или иначе выдаст, вопрос как раз в том, будет ли поблизости в это время чересчур наглый коп, или к этому времени расследование уже закончится и дело будет приостановлено, так что преступник окажется на свободе. Такой метод работы абсолютно бесполезен, если убийца просто наймит и пришел со стороны. Но пока моя версия состоит в личном знакомстве убийцы и жертвы, к тому же для поиска киллера у меня просто нету ресурсов. По правде говоря, у меня нету почти никаких ресурсов. Без доступа к картотеке и официальных пропусков дело весьма усложнялось, сложно представить, как же себе добывают хлеб остальные частные детективы, у меня же проблемы начались в первом же деле.
Ну а впрочем, сейчас не время разглагольствовать. За окном стремительно светало, небо покрылось молочной белизной, лишь с незначительным синим оттенком, до вступления дня в свои полномочия оставались считанные минуты. Я нашел помятую, однако свежую рубашку, не стал мучиться с утюгом, а просто сбрызнул ее водой, обычно это и так помогает разгладиться, почти как после глажки, далее я повязал свой нелюбимый, но самый чистый и выглаженный галстук, серо-коричневого цвета. Галстук этот мне подарили коллеги на юбилей, но выбор их я не разделял. Мало того, что галстук был льняной, а такие я терпеть не могу, он был еще и мне не особо по размеру, завязывая его, даже потуже, галстук доходил почти до пряжки ремня, в то время, как по правилам галстуки не должны доходить и до пупка. Когда-то это может и будет модно, но сейчас выглядело убого. Цвет галстука тоже был так себе, коричневый галстук под черный костюм, например, не одеть. Что бы прикрыть дурацкий галстук я без пиджака одел свой детективный бежевый плащ, который я наоборот очень любил, хоть он и был уже, что называется, видавший виды.
Собравшись, я допил виски с кофе и пошел к двери, на мгновение прислушался, но Катафалк затих, кажется, он что то читал. Я по привычке хотел оставить Джою корма, и лишь открыв шкаф с консервами спохватился. Да, на корм тратиться больше не придется, но не могу сказать, что меня это радовало.
Выйдя на улицу я вдохнул неуютно-прохладный воздух осеннего утра. Запах талой листвы, мокрого асфальта и автомобильных выхлопов я решил разбавить ароматом крепкого табака, достал свою ядрено-красную пачку сигарет и закурил.
Взбадривая сонное сознание, я начал строить планы по поиску новых подозреваемых. Итак, вполне логично, что конторе Артура кто то желал банкротства. Ну а что, если все не так просто? Вдруг, убийце насолил лишь кто-то один из совета директоров, а остальные смерти лишь прикрытие? Но тогда, откуда убийце вообще знать о тайном совете... Вопрос. Верный самый вариант сейчас ровно один - не строить версий, а изначально прошерстить самых вероятных подозреваемых.
На улице начал накрапывать мерзкий дождик, я затушил сигарету и направился к своему автомобилю, там хотя бы сухо.
До конторы Артура я добрался быстро, хотя улицы были скользкие, маневренности и отзывчивости Болту не занимать, собственно, этим машина и славится, помимо простоты и надежности.
Контора уже работала, я поднялся прямиком к Артуру, однако того на месте еще не было. Неприятно, конечно, осознавать, что ты у кого то на прицеле и даже не можешь понять, у, собственно, кого. Впрочем, я сейчас в схожем положении, я так же на прицеле у бандитов. Но я, хотя бы, от работы не отлыниваю. С другой стороны, я хотя бы знаю, кто и за что хочет меня убить, а Артур даже не понимает, кому и в чем насолил. Хотя, разве это отговорка? В конце концов, не все ли равно, кому это выгодно? Ужасен сам факт. Чужая душа потемки, на самом деле. Я охоту на собственную личность не воспринимаю как нечто, что должно отравлять мою деятельность. Это просто проблема. О да, чертовски большая проблема, но я должен решать ее, а не просиживать днями дома, трясясь за свою шкуру. Но, в отличие от Артура, мне и нечего терять. Работа моей жизни утрачена, пес убит, а дома вместо жены и детей ждет сердобольно принятый мною серийный маньяк-убийца. Да уж, поводов сражаться за жизнь немного. Слишком часто в последнее время я возвращаюсь к теме семьи, неужто старею? Ладно, не льсти себе, дружок, ты ведь ни о чем не жалеешь. Всё закономерно и идет своим путем. Даже происки мафии лишь очередная неприятность, через которую предстоит прорваться. Артур рафинирован и труслив, потому то и впал в меланхолию. Это что же получается, моя жизнь меня же и закалила? Моя простая жизнь честного копа закалила меня лучше, чем жизнь изворотливого карьериста-адвоката? Ну что же, а почему бы и нет?
Мысли эти мне определенно подняли настроение, так что в кабинет Гарри Форда я направился с широкой, хоть и мысленной, улыбкой.
Форд, в отличие от нерадивого своего начальника, в это время был на своем рабочем месте, что то печатая на машинке, и вид у него был чертовски довольный. Маленькому человеку никогда не познать больших проблем, в общем то как и больших взлетов, но для Форда это кажется не было особым поводом унывать.
Я хотел было поздороваться, но Форд сам меня заметил, и, подняв голову, опередил:
- А-а, доброе утро, детектив Норман. Ну что, добились у Барретта аудиенции?
- Доброе утро, Гарри. Да, с Барреттом я поговорил вчера, мы проехались на его машине.
- Вы сейчас серьезно? - спросил меня Форд менее веселым, доверительным тоном.
- Вполне.
- Хм, забавно. Похоже, вы единственный человек в нашем агентстве, кому удалось это сделать.
- Мне удалось это сделать уже давно, еще в...
- Да-да, в двадцатых, я помню. Ну, тогда же Барретт был несколько иной личностью, а тут бах и прям вчера, личная аудиенция, приватная беседа в автомобиле.
- Не понять мне вашего удивления, Гарри. Да, Чарльза я нашел не сразу, но он сам пошел мне на встречу. Согласитесь, не в его интересах подвергать себя подозрению.
- А, ну да, что бы пообщаться с почтенным Чарльзом Барреттом достаточно всего лишь косвенно сделать его главным подозреваемым в шумной серии убийств. - Гарри зычно рассмеялся.
Я его в этом не поддержал. Меня вообще редко веселят смерти. Разве что, если это смерть клоуна. Такого клоуна, как Гарри, например. Форда, к слову, моя мрачная тишина во время его веселья не особо смутила, и он продолжал посмеиваться. Довольный, он вышел в соседнюю комнату, жестами мне показывая, что ушел ненадолго. Вернулся он через полминуты, притащив с собой сверкающий поднос, на котором стояла еще дымящаяся турка с кофе, судя по запаху недешевым, и двумя небольшого размера кружечками. Улыбаясь, он налил порцию себе, вопросительно на меня посмотрел, я кивнул, он налил и мне порцию.
- Итак, дружище, какой же вы вывод сделали из разговора с Барреттом?
- Подозрения не оправдались, этот вариант пока следует отложить. - сказал я отпивая кофе.
- А на кого вы в таком случае переключаетесь?
- А вот это я хочу спросить у, собственно, вас.
- Я весь внимание.
- Расскажите мне, Гарри, про ваших сотрудников.
- Про сотрудников?
- Про уволенных сотрудников.
- Уволенные сотрудники...
- Хорошо бы и громкие увольнения.
- Увольнения со скандалами...
- Возможно и такое.
- А сотрудники бывают мстительные...
- О, да.
Гарри задумчиво замолчал. Потом довольно хмыкнул, щелкнул пальцем и ткнул им в меня. Я не совсем понял, что означает этот жест, но Гарри быстро пояснил.
- А ведь, мне кажется, я знаю, кто вам нужен, дружище.
- Серьезно?
- Вполне. - в тон мне ответил Гарри.
- И что же вы молчали?
- У вас бывали и более правдоподобные версии, откуда мне было знать...
- Боже мой, Гарри, по-человечески же просил, говорить даже о малейших подозрениях.
- Ну так мне рассказывать?
Я промолчал и с укоризной посмотрел на собеседника. Гарри немного смутился, кажется, совесть все же в нем взыграла, и он начал рассказ:
- Работал у нас адвокат. Около года назад. Стивен Брок звали его. Хотя, почему звали, его и сейчас так зовут...
- Брок - это фамилия?
- Да, фамилия, но звучит как имя. Мужчина этот вполне приличный, в чем то даже импозантный. Прекрасно знает социологию, право в частности, так же довольно силен в психологии, что в нашей работе весьма важно. Ораторские способности, увы, были не так хороши, но Стивен с работой все равно справлялся. И был у Стивена, своего рода, небольшой пунктик: он очень боялся замараться. С Артуром, от того, отношения у него были сугубо деловые и ни капли не дружеские. Брок не шел на уступки и работал только с "чистыми" клиентами, защищать преступников отказывался. Что же он забыл в адвокатском деле, спросите вы. Забыл он деньги. Работа адвокатом оплачивается куда лучше, чем преподавателя права в средней школе, Броку работать у нас было выгодно. А нам было выгодно работать с Броком, как я уже говорил, адвокат он толковый. Собственно, Артур изначально втихую вывел фабулу, что Стивен рано или поздно уволится, но пока была возможность с ним работать, мистер Мейсон ее использовал. Но вот такого скандала, к слову, никто не ожидал. Броку дали очередного клиента, который, нам на удивление, все таки оказался виновен. Особо неприятен был тот факт, что вскрылось это только на заседании суда, так что Стивен отказаться не мог. Надо отдать ему должное, дело он довел до конца, заключенного, к слову, оправдали. Стивен был в ярости, он рвал и метал. В вопросах репутации этот человек весьма ревностный, так что такое дело имело особое значение для его собственной чести. Вот такие дела...
- Думаете, Гарри, что человек может за такое убить?
- Когда человек относится к чему-либо фанатично, мистер Норман, от него можно ожидать чего угодно в случае разрушения идеалов. Ахиллесова пята Брока была честь, он честен сам и ждет от людей того же. И тут такая подстава. Почему бы и нет? Лучшего кандидата в подозреваемые у нас пока нету.
- Но как же Стивен мог узнать о тайном совете директоров?
- Говорю вам, человек этот хорош в социологии, а раз после увольнения у него осталось куча свободного времени, он вполне мог бы разработать план отмщения. Как раз год и ушел. Мне кажется, звучит все логично.
- Ага, логично. Если мы ведем речь о криминальном гении, которому ничего кроме отмщения от жизни не нужно.
- Детектив, почему вы такой циник? У вас есть версии получше? - голос Гарри звучал обиженно.
- Да нет, версий получше у меня и впрямь нету. Диктуйте адрес.
Стивен Брок жил в Нью-Арке. Непримечательный квартал. Просто домишки среднего пошиба, квартиры по сходной цене и обычному качеству. У этого квартала была лишь одна особенность: он был настолько усреднен, что в нем могли жить как многодетные семьи, едва сводящие концы с концами, так и высокого ранга чиновники, готовящиеся к переезду в Квартал Миллионеров. Потому то сделать вывод о нынешнем социальном статусе Брока по его адресу было решительно невозможно.
Помимо всего одной особенности, в квартале была и всего одна достопримечательность: Бар Морелло, знаменитое заведение, в котором некогда денно и нощно обитала самая кровавая мафиозная группировка, которая только была в нашем городе. После смерти босса, дела этого заведения пошли в гору. Парадокс, но громкие судебные процессы и кровавые разборки лишь привлекали все больше и больше клиентов, а после окончания "ревущих тридцатых", отмены сухого закона и прекращения бандитских разборок, в Бар Морелло приходило не меньше народу, чем в несколько более разрекламированный Бар Сальери. Праздным людям, далеким от настоящих жизненных опасностей, посещение такого места как глоток свежего воздуха, идущего сквозь серую суету будней, для них это возможность познакомиться с полностью противоположным им образом жизни, а людей, как известно, тянет к неизведанному. Мне, как представителю закона, видеть это было откровенно противно. Да и что приятного наблюдать, как люди за жизнью преступников наблюдают с куда большим интересом, чем за бытом охранявших этих людей полицейских. Кому не лень обругать копа, верно? А вот известного гангстера смешать с грязью никто не сможет, даже за спиной. Парадокс... Еще один парадокс...
С такими невеселыми мыслями я приехал к нужноsizeму мне дому. Не новая, но крепко сбитая четырехэтажная постройка, ей уже лет десять, но выглядела она вполне неплохо.
Я зашел в чистенький подъезд, поднялся на третий этаж, прихожий коридор вел к четырем квартирам, расположенных на достаточном удалении друг от друга. Стены прихожей были обиты красивыми красными обоями, в одном из углов, прямо под окном, стоял горшок с цветами, а по всему этажу разносился расслабляющий запах куриного бульона. Такое ощущение, что уют обжитой квартиры выбрался за ее пределы, захватывая близлежащее пространство. В таком доме, надо полагать, жить большое удовольствие. Определенно, когда накоплю денег, перееду куда-нибудь в этот район.
Квартира, нужная мне, располагалась неподалеку от лестницы, около двери даже висел механический звонок. Я пару раз нажал на кнопку и стал ждать, пока мне откроют. Шаги послышались почти сразу. Дверь мне открыл весьма и весьма плотный, немолодой мужчина с знатными залысинами, пышными усами и добродушным лицом заядлого семьянина. Из-за спины мужчины едва-евда выглядывал карапуз, лет двух от роду. Я явственно определил, что запах куриного супа шел именно из этой квартиры.
- Доброе утро! - бодро начал я разговор.
- Здравствуйте. - проговорил мужчина басовитым тоном. - Чем могу помочь?
- Вы, я полагаю, Стивен Брок?
- Не-ет.
Ого. Вот так номер. Я еще раз посмотрел на дверь и удостоверился, что адрес верный. Но где тогда Брок?
- А зачем вам, собственно, Стивен? - тем временем оживился мой собеседник.
- Так вы с ним знакомы?
- Ну, немного. Я выкупил у него эту квартиру где-то полгода назад.
- Ага, отлично. - ситуация начала проясняться - А не подскажете мне, где собственно можно найти бвышего владельца сейчас?
- Вы, собственно, кто такой? - ответили мне вопросом на вопрос.
- Я? Я Норман. Детектив Норман. Ищу Стивена Брока, который нужен мне по конфиденциальному делу.
- А документы, полагаю, мне можно посмотреть?
- У меня есть кое-что получше документов. У меня есть лицензия. - я резво протянул жильцу удостоверение.
Мужчина посмотрел документы мельком, особо не рассматривал, а сразу продолжил:
- Стивена я не особо знаю. Насколько я понимаю, он переезжал к своей невесте...
- Невесте? - бровь моя непроизвольно поползла вверх. Вот уж кто-кто, но невеста в образ одинокого и методичного убийцы не вписывалась ну никак.
- Ну да, невесте. Миловидная такая девушка, блондинка, кажется, таких в кино часто показывают.
- А имя невесты вам известно?
Мужчина задумался, отведя взгляд, почесал голову и предположил:
- По-моему, он называл её Бетти. И у неё было то ли второе имя, то ли фамилия: Сью. Когда он говорил с ней, получалось так нестандартно, словно два имени сливалось в одно, то бишь Бетти-Сью. Потому то не ручаюсь, фамилия это, или имя.
- Ага, понятно... - протянул я, хотя было ровным счётом ничего не понятно - А куда они переехали, вы не знаете?
Мужчина тяжело вздохнул и пожал плечами:
- Да нет... Вроде из города они не уезжали, просто переехали в другой район.
- А не подскажете, район рангом повыше, или наоборот?
- Да уж учитывая, какие деньги я за квартиру отвалил, думаю, рангом повыше.
- Хорошо, спасибо. - сказал я на автомате, полностью погруженный в свои мысли.
Для виду я почиркал карандашом в блокноте и, попрощавшись, направился прямиком в автомобиль. В самой машине я уже понял, что толком и не знаю, куда ехать.
Тот факт, что Стивен женат, портит саму концепцию мстительного убийцы с навязчивой идеей. На самом деле, мстительные убийцы, как бы цинично это не прозвучало, делают своё черное дело от, кто бы мог подумать, скуки. Ну как скуки, скорее от безнадежности. Становясь преступниками, такие люди обычно ищут себе цель в жизни. Они фаталисты, терять им нечего. И как раз факт увольнения, или другой потери, требующей отмщения, обычно и доводят человека до состояния "нечего терять". К примеру, если стандартный работник посвятил свою жизнь одному делу, а его внезапно, ну скажем, увольняют, или просто перенаправляют, ну или подсиживают, то такой человек имеет все шансы стать убийцей. Почему? А ответ прост: что еще делать? Заняться просто нечем, зато на душе чувствуется мерзкий привкус обиды и обреченности. Противоположная ситуация имеет место быть с состоявшимися людьми, семьянинами, для которых работа давно стала способом заработка, или просто хобби, для поддержания формы. Такие люди, даже если их обидно скинут со счетов, скорее всего просто будут двигаться дальше. Да, они обидятся и будут поминать это дело недобрым словом, но месть не будем уделом для такого человека, тут предпочтительнее забвение, или игнорирование. Конечно, изложенная мною аксиома применима не для всех случаев. В моей практике, лет восемь назад, может несколько больше, попалась весьма странная личность, на которую я вышел совершенно случайно. Примерный семьянин, достатка выше среднего, отец нескольких детей, Декстер Брукс, кажется, его звали, имел, что удивительно, самое непосредственное участие к серии убийств, претендующих на статус "Суд Линча", проходивший у нас убийца под обозначением "Вигилиант", представлялся нашим детективам человеком злобным, одиноким и уже далеко немолодым. Стереотип, идущий едва ли не из древней литературы, затмил рациональный взгляд нашему отделу. Не без гордости скажу, что именно моя строгость к теме проверки даже совершенно маловероятных версий, помогла раскрыть страшную тайну Декстера Брукса, однако не без стыда добавлю, что убийцу раскрыл я, тем не менее, случайно, без предварительных подозрений.
Но как бы я не хотел, пример Декстера Брукса был далек от данного случая. Брукс убивал не потому, что хотел отомстить за свои обиды, он убивал из-за обостренного чувства справедливости. Брок же, по изначальной версии, мстит за увольнение. Черт его знает, оправдаются ли подозрения... Эта была определенно не та версия, которую я записал бы в графу фаворитов. Но и других вариантов, увы, у меня нету.
За праздными размышлениями, я доехал до уютного кафе, расположенного поблизости от одной из станций метро, под названием "Стейдж Боттл".
В этом месте и начал свой большой и мало похожий на правду, однако являющийся вполне истинным, рассказ Томас Анджело. Бар этот выбирали мы как нейтральную территорию, наткнувшись на него совершенно случайно, однако с тех пор это заведение заняло в моей душе особое место. Отчасти по причине душевного разговора с, казалось бы, не заслуживающим того гангстером, отчасти по причине приятно-расслабляющего интерьера камерной, но стильной, забегаловки. Незаметно для меня самого, в обиход моей жизни вошло регулярное посещение сего заведения. Обычно я заходил сюда, когда стрелки часов ушли за полночь. Под ночь наш мозг работает не столь рационально, переключаясь на чувственное восприятие действительности. А милая атмосфера бара переключала поток эмоций в положительное и умиротворяющее чувство, особенно если предварительно заказать себе двойную порцию бурбона.
Традиционно я заходил сюда раз в месяц, однако сейчас до меня дошло, что не бывал здесь уже с конца лета, это было веским поводом заехать сюда, тем более, давно не спящему организму не помешает получить порцию живительной энергии в виде хорошо прожаренного стейка.
Припарковавшись, я зашел в бар. Столик, за которым мы тогда с Томасом обсуждали детали его сделки с полицией, оказался свободен. Приятный сюрприз. Угловые столики, обычно, всегда занимают. Люди чувствуют себя безопаснее, когда со своего места могут окинуть взглядом всё кафе.
Позади занятого мною столика, горел камин, что было весьма кстати, учитывая промозглую погоду на улице.
Ассортимент кухни я примерно помнил, однако решил освежить память и открыл меню. В приоритете тут подвали итальянские блюда, однако как раз их я не любил, по нескольким причинам. Во-первых всякие пиццы с пастами и лазаньями всегда мне кажутся шарлатанскими, потому что ингредиенты у всех этих блюд, зачастую одни, разница лишь в форме подачи. Во-вторых, в такие блюда входит много ингредиентов, часть из которых нравится не всем, да и за качеством приготовления не проследить - много ли человек поймет в качестве, глядя на однотипное помидорно-тестовое месиво? Да и, по правде говоря, я просто не любил томатную пасту, коей почти во всех итальянских блюдах было в избытке. Я вообще плохо отношусь к овощам в качестве основного блюда. Ими легко набить живот, а сил от них не прибудет ни на грамм. Потому то я заказал банальный, но очень прожаренный стейк, попросив подобрать мне мясной кусок с жирком. На вопрос о напитке, я ответил: "Только кофе", памятуя о подобной фразе от Анджело.
Пока я разбирался с едой, мой мозг, очевидно набравшись сил, начал конструировать вполне подходящий план действий. Единственная зацепка сейчас для меня имя Бэтти-Сью, о женщинах с таким именем я узнаю в картотеке конторы Артура, не думаю, что вариантов будет много. Дальше, что вполне логично, я съезжу к каждой из них, в поисках Стивена Брока. Вряд ли он считает, что на него уже вышли, так что скрываться не будет. Далее я приду к Броку с якобы деловым визитом, где в разговоре, возможно, получится вычислить его причастность к делу. Если же нет, то попрошу Артура приставить слежку, а сам перейду к другим версиям, коих, на самом деле, не густо.
Все довольно просто. Несколько сложнее дело обстояло с моей личной проблемой, по имени Бруно. Если Катафалк не выполнит свою часть работы, то мне, боюсь, придется скрываться. Артур мне в этом поможет, не сомневаюсь, но, к сожалению, расследование придется свернуть. А раз так, то Артур окажется под угрозой смерти, в худшей ситуации я тогда и потеряю единственного своего покровителя. Не радужная ситуация, увы. Хотя, если Катафалк и впрямь сумеет мне помочь. Ну, или если я найду убийцу Артура раньше, чем Бруно найдет меня. Ну, или если Артур погибнет уже после того, как сумеет меня где-нибудь запрятать... Как много "если"...
А самое ироничное то, что в попытках уберечь имя человека, спрятанного по программе защиты свидетелей, я сам вынужден буду прятаться.
Со стейком я расправился быстро и беспристрастно, однако ожидаемой радости он не принес. Когда голова занята другими мыслями, банальный голод зачастую отходит на второй план, так случилось и сейчас. А вот кофе на самом деле помог, мозг немного прочистился, туман от виски сошёл на нет.
Посидев еще пару минут и дав уложиться только что съеденному мясу, я расплатился и отправился в контору Мейсона. Там, очевидно, уже начинался обеденный перерыв, кабинеты пустовали, только одинокая секретарша-машинистка сидела у дежурной конторки. Я подошёл было к ресепции, что бы уточнить, где искать Гарри, как почувствовал чью-то тяжёлую руку на своём плече. Я оглянулся. Это был Мейсон. По долгу службы, вероятно, он умел хранить свои эмоции в тайне. На вид это был всё тот-же успешный адвокат в дорогом английском костюме и шляпе-котелке, выражение лица его по прежнему располагали к разговору, а улыбка делала его доверительным на вид. И только пустой взгляд, смотрящий куда-то в пустоту, выдавал его страх перед сложившейся ситуацией.
- Доброе утро, детектив Норман! - радостно и почти искренее сказал Артур.
Я кивнул.
- Мистер Мейсон, вы то мне сейчас и нужны. Можем мы переговорить? В картотеке.
- Картотеке? Есть зацепки?
- Зацепки есть всегда, вопрос в их подлинности.
Артур на секунду задумался и продолжил:
- Да, конечно, в картотеку так в картотеку. Прошу сюда.
Не только внешний вид Артуру удалось сохранить, его манера говорить все так же была при нём. Никакой обеспокоенности, или нервозности, всё тот же живой интерес к происходящему и лёгкая весёлость. Вне работы на Артура было страшно смотреть, зато на работе Мейсон не поменялся вообще.
- Почему вы на работе не с утра, Артур?
- Не было работы, Норман, встреча с клиентом у меня только через час, я и так пришел раньше, чем требовалось.
- Хм, а я думал, дело в убийствах. Еще недавно вы вообще хотели слинять из города, а теперь даже на работу не опаздываете.
- Попытка побега была ошибкой, детектив. Я это уже понял и к теме возвращаться больше не хочу, хорошо? Я свою репутацию не один год наращивал, не хочу терять её и теперь.
- Настолько не хотите, что не боитесь смерти?
- Ну почему же, я за свою контору умирать не собираюсь, но раз уж я всё равно в городе, почему бы не поработать. Сидеть дома в ожидании грядущей смерти дело малоприятное, надо сказать.
- По себе знаете?
Артур не ответил. Мы уже подошли к картотеке, Артур открыл дверь и жестом пригласил войти.
- Итак, Норман, что вы хотите узнать?
- Мне надо кое-что знать о вашем бывшем работнике. Поищите, пожалуйста, на ком женат Стивен Брок?
- Хм, думаете, это всё же он?
- Предполагаю.
- Норман, я вам сразу могу сказать, что если Стивен Брок и женат, нам об этом ничего не известно.
- Это почему же?
- Досье о наших бывших сотрудниках всегда проходит через меня. Изменений же в деле Брока не было с момента его ухода.
- Ага... А может быть, брак не официальный?
- Да, такое вполне возможно. Но тогда, простите, наша картотека вам не поможет. Съездите к Броку на дом.
- Да был я там, квартира уже сдана другим людям.
Артур лишь развел руками.
- А можем мы вычислить жену Стивена по имени?
- А имя вам извсетно?
- Насколько я понял, жену его зовут Бетти-Сью.
По лицу Мейсона я понял, что мои слова его черезвычайно удивили. Осталось только понять, почему.
- Что такое? Вы с ней знакомы?
- Я?.. - задумчиво ответил Мейсон - Кхм, мда-а... Да нет, лично с ней я не знаком.
- Однако, вы о ней знаете?
- Да, конечно, я о ней знаю. Двойное имя принято давать в, пожалуй, самой известной в наше городе чете предпринимателей, ориентирующиеся на разработку нефтяных месторождений.
- Ага, думаете, Бетти-Сью принадлежит к этой чете?
- Да что там думать, я это точно знаю. Это имя я слышал от них неоднократно.
- Вы с ними работали?
- Да, доводилось, мы всё же элитная адвокатская контора.
- Да, это всё хорошо, вот только скажите, вы можете достать мне адрес Бетти-Сью?
- Адрес. Ну да, без проблем. - Мейсон сразу полез в один из шкафов картотеки - У нас есть файлы почти на всех более-менее видных жителей города, а уж на наших бывших клиентов тем более. Так-с, а вот и оно...
Под "оно", Артур, кажется, подразумевал не саму Бетти, а найденную папку с адресами.
- Так... А она проживает в Квартале Миллионеров, вы знаете?
- Не знал, но догадывался. Предположить такое несложно.
Артур дал мне полный адрес и мы распрощались.
Сладка, должно быть, жизнь в этом квартале. И дело даже не в огромных домах, испещрённых золотом, и не повсеместной прислугой. Квартал этот был тем хорош, что он был на, своего рода, отшибе города. Там была настоящая природа, причем природа ухоженная и прилизанная, то бишь с лучшей её стороны. Не буду лицемером и скажу, что если бы мне предложили, я бы с удовольствием здесь поселился. Однако, каким надо быть везунчиком, что бы и впрямь заполучить тут собственное жилое пространство. Стивену Броку на самом деле очень повезло. Одна проблема была у этого квартала - доехать до него было решительно невозможно. Особенно, если у тебя "Болт" модель Т. Машина эта проста как телега, примитивность её конструкции не позволяет взбираться в гору, бензин просто утекает. Поэтому, что бы въезжать в гору не опасаясь глушения двигателя, приходится поворачиваться задом, что бы бензин тек куда надо. Звучит нелепо, я знаю, это все потому что так и есть. Сейчас трафик города заполнили машины более современного типа, поездка в обиталище богемы выглядела не столь нелепой, но взбирающиеся задом старые машинки порой еще присутствовали, вызывая у водителей сочувственную улыбку.
Доехал до квартала я с горем пополам, но когда я увидел квартал, все переживания по этому поводу отошли на второй план. Квартал был красив всегда, но осенью, хоть и поздней, был просто невероятным. Деревья словно позолочены, удивительно зелёная для такого времени трава была устлана оранжево-жёлтым ковром опавшей листвы, а звук за окном машины доносил не ругань и сигналы автомобилей, а пение птиц и радостный лай собак. Рай на земле, иначе не скажешь.
Дом Бетти-Сью находился чуть поодаль от въезда, это был весьма обширных размеров трёхэтажный особнячок, вокруг которого раскинулась еще и обширная территория сада, с бассейном посередине. Обнесена территория была высоким и острым, хотя и не агрессивным на вид, забором. Я припарковался и пошёл к калитке. ручки не было, но слева от входа был звонок. Я пару раз позвонили принялся ждать ответа.
Через полминуты мне ответил бархатистый мужской голос.
- Я слушаю.
- Добрый день. Это дом Бетти-Сью?
- Да, это он.
- Отлично. Меня зовут Норман.
- Здравствуйте, Норман. Чего вы хотели?
Я решил не лгать и не выдумывать истории. В подобных делах я предпочитаю избегать ложных предлогов, что бы не запутаться потом в свой лжи.
- Я из адвокатской конторы "Мейсон и компаньоны". Могу я пообщаться с Стивеном Броком?
- Мейсон?! Ну и ну-у, какие люди!.. Конечно можно, я сейчас подойду.
Ага, кажется я говорил не с охраной, а с самим Стивеном. Но почему он так обрадовался тому, что я от лица конторы? Непонятно.
Почти сразу дверь особняка открылась, оттуда показался силуэт. Когда он ко мне подошёл, я различил в силуэте мужчину средних лет, высокого и в хорошей форме, благородными сединами на висках. Одет мужчина был в шёлковый красный халат с клечатым узором, в руках у него была зажжёная трубка, а на лице играла улыбка, про которую принято говорить "улыбка чеширского кота".
- Стивен Брок, я полагаю?
- Верно полагаете, дружище! И что же привело сотрудников Артура в мой дом?
Я посмотрел за плечо Артура.
- Нам лучше пройти в дом.
- Прошу вас, если вам так угодно...
Стивен сделал рукой приглашающий жест.
Дом был обставлен в стиле старого английского замка: оленьи рога на стенах, именные гобелены, камин. Размер комнаты соответствовал британскому размаху.
- Милый у вас дом...
- Еще и именитый. В этом доме жил известный политик, Джеймс Барретт, если помните такого.
- Помню. Я засадил его в тюрьму.
- Тюрьму? Что же, значит, вы провалили дело... Сочувствую.
Забавно, Брок принял меня за адвоката. Я не стал его разочаровывать и промолчал.
- Насколько я понимаю, Стивен, с Артуром вы расстались не в лучших отношениях. - сказал я, задумчиво разглядывая макет ружья на стене.
- Не в лучших. Однако, именно этот случай свёл меня с Бетти. Можно сказать, я не особо расстроен.
- А как вы вообще относитесь к Мейсону, мистер Брок?
Ответа не последовало. Я обернулся и увидел, что Брок смотрит на меня даже без намёка на бывшую приязнь. Глаза стали холодными, лицо посуровело.
- Вы кто такой? - злобно сказал он.
- Говорю же, я из конторы Артура Мейсона.
- Это я понял. Только это ничего не меняет. С какими целями вы расспрашиваете меня о моём отношении к Артуру?
- Я частный детектив, Стивен. Можете звать меня Норман. - сказал я и заложил руки за спину.
Показывать удостоверение я не хотел, такое злобное ко мне отношения меня разочаровало. Однако, вопреки ожиданиям, лицо Брока разладилось, взгляд снова налился добротой и гостеприимностью.
- Это меняет дело, друг мой, Норман. Я думал, Артур начал подсылать ко мне своих сошек, что бы пригласить меня обратно на работу.
- Вы так и не сказали мне, в каких отношениях с Атуром.
- В холодных, если говорить откровенно. - с этими словами бывший адвокат развалился на красном кожаном диване. Я последовал его примеру и уселся в стоящее напротив кресло. - Артур хороший человек, на мой взгляд. Ему известны понятия честь, манеры и совесть. Так же у него есть определенная воля и стремление к работе. Но Артуру ничего неизвестно о морали и милосердии. В довершение можно сказать, что он еще и алчен.
- Мне кажется, вы только что описали портрет типичного адвоката.
- Ну, это потому что так есть. Кому бы еще быть Артуру, как не адвокатом? С таким то набором качеств. Да и кто бы еще может быть адвокатом, как не такой человек. Артур выглядит как человек добрый, веселый, выглядит как лидер, за которым приятно следовать. Однако, я могу взглянуть в его душу. И там нет ничего кроме прагматичности и борьбы за власть. За деньги. За статус, если желаете. Я читал его как открытую книгу и то, что я увидел внутри, меня не радует.
- Я смотрю, вы ложной скромностью не страдаете. - сказал я свою дежурную фразу.
- Ею нельзя страдать, друг мой. Тут два варианта: или вы будете скромнягой, или будете победителем.
- Насколько я знаю, вы победителем стали лишь благодаря своей, кхм, Бетти. Уже не знаю, жена она вам, или...
- Это на самом деле не важно, как я дошёл до того, что имею. Факт в том, что я сижу в дорогом кресле на вилле в квартале миллионеров, позабыв о таком человеке, как Артур, в то время, как мой бывший босс до сих пор сидит всё в той же конторе, подсылая к своим бывшим сотрудникам частных детективов. - Стивен самодовольно усмехнулся.
Как же он себя любит, черт возьми. Как баба, ей богу! И как же Брок не любит остальных. Премерзкий тип, общаться с ним мне хотелось всё меньше и меньше.
- Вы кое-что забываете, Брок. Всего год назад вы были ничем не лучше Артура.
- И вы кое-что забываете, Норман: это было год назад. Мы все крутимся как можем, всем нам нужны деньги. Разница в том, на что мы эти деньги потратим.
- Правильно ли я вас понимаю: вы готовы ради наживы поступиться с принципами, но в остальных случаях вы готовы стоять за свои принципы до смерти?
- Нет, вы вообще не правильно это понимаете.
- Но, а в чем же я не прав?
- Я бы вам сказал, да что толку...
- Быть может, у вас просто закончились аргументы?
- Быть может, вам пора к Артуру? На ковёр, скажем так. Держу пари, он неплохо вам заплатил. Неплохо, по вашим меркам, конечно. Кстати, зачем именно вы пришли? Просто расспросить меня о моём бывшем начальнике?
- Можно сказать и так. - я прикоснулся двумя пальцами к полям шляпы и направился к выходу. - Всего хорошего, Стивен.
Стивен не ответил. И не проводил меня. Впрочем, я и не горел желанием оставаться в его компании ещё хоть на немного.
Я не от особой неприязни его провоцировал, у меня была причина. Когда человек входит в ярость, он почти полностью теряет контроль над речью, говорит всё, что думает, таким образом врать у него не получается, или получается крайне нелепо. Стивен, несомненно, самодовольный двуличный ублюдок, но на убийцу совсем не похож. У него был один плюс: он действительно умён. И один минус: он знал, что он умён. У него было такое чувство собственной важности, что он сам придумал себе в голове целый моральный кодекс, но это же чувство собственной важности и разрешало ему нарушать кодекс по необходимости. По его мнению, он всегда остается прав, даже если он не прав. Аргументы его не интересуют, только если они не подходят под его собственное мнение. Идеальный портрет преступника, Брок был бы отличным подозреваемым. Но было в нём и еще одно качество, которое делало его участие в этом деле крайне маловероятным. Брок любил деньги куда больше своих принципов и собственной чести. Если его поймают, то он лишился бы всех денег, а Стивен не мог такого допустить, по его же мнению. Зачем кого-либо убивать, если жизнь так хороша, не так ли? Убийц из Квартала Миллионеров попросту не бывает, и я считаю, Стивен не исключение. Даже Джеймс Барретт, живущий некогда в этом квартале, сам лично никого не убивал, он просто давал указы.
Во время своих размышлений, я успел доехать до телефонной будки, оттуда и позвонил Артуру.
- Алло.
- Это Норман. Я поговорил с Броком.
- Ага, хорошо. И каково ваше мнение?
- Дохлый номер. Стивен о вас едва ли не забыл, ему это дело до лампочки.
- Ох, чёрт. А, быть может, он врет? - сказал это Артур едва ли не с надеждой.
- Не думаю. У Стивена жизнь теперь сладка как в голливудских фильмах. Ему не только вы, ему теперь всё до лампочки. Даже если бы он и точил на вас зуб, ему было бы просто лень осуществлять все козни.
- Это плохо.
Вообще звучали эти слова нелепо. Но адвокат был по-своему прав. Оправдывая одного подозреваемого, приходится переключаться на другого. Но, что делать, если это был единственный подозреваемый?
- Рекомендую затаиться, Артур. Поезжайте домой пораньше. Отдохните пару деньков. Я пока что-нибудь придумаю.
- Хорошо бы, вы что-нибудь и вправду придумали. Я несколько иначе представлял себе работу частного детектива.
- А вы больше бульварное чтиво читайте. Я не сверхсущество, я такой же работник как и вы. Раскрываемость преступлений даже в полиции не так высока, как говорят газеты, что говорить про частное дело.
- Да, только мне то от этого не легче.
- Понимаю. Отдыхайте, Артур, я найду убийцу.
- И главное, что бы не слишком поздно.
- Хорошо, не слишком поздно. - пообещал я.
День прошёл, одним подозреваемым меньше. Всё же лучше, чем ничего, мне кажется. А сейчас мне полагалось домой, помимо работы мне надо разрешить еще и кое-какие собственные проблемы.
Аккуратно съехав с крутой горы, выводящей из квартала, я довольно резво добрался до своего дома. Но, припарковавшись, в подъезд не спешил. Я закурил сигарету. Смутные размышления терзали мой мозг со вчерашнего вечера, но работой я их немного отвлекал, а уж теперь мне не отвертеться от бессмысленных, но крайне стервозных угрызений совести. Я знал, что в получившейся ситуации я занял по сути лучшее положение из возможных, приняв помощь убийцы. Но, попробуйте это объяснить подсознанию. Еще я знал, что у меня не было адекватного выбора. Но и это объяснить подсознанию решительно невозможно. В каждом из на сидит психологическая установка с моральными нормами. Но, должно быть, работая лишь в полиции эта установка способна на такие изменения - ты можешь стать или чересчур совестливым, или наоборот превратиться в черствового к правилам ублюдка. Мне выпал первый вариант, но в такие моменты я неловко подмечал, что может быть было бы лучше, если бы выпал второй.
Вообще я давно уже заметил, что когда человеку выпадает что то из примерно равноценного выбора, он почти всегда жалеет о том, что не сумел испробовать и второй вариант. Просто иногда надо заставить себя осознать, что эта мысль навязана, что она идет не из логики и анализа, а из простого человеческого эгоизма, который всегда хочет захапать всё и сразу.
Я припарковал машину прямо около двери подъезда, благо парковочного места у нас было хоть отбавляй, пока я поднимался в квартиру, я вдруг вспомнил, что давненько ко мне не заглядывал Билл. Я и сам как то не заходил, но у меня и времени не было. Будет крайне неприятно, если Билл застанет в моей квартире прикованного наручниками мужика. Ох, не поймёт о этого. Я мысленно представил эту картину и улыбнулся как раз заходя в квартиру.
В квартире было что то не так. Атмосфера была не свойственная жилому помещению. Атмосфера вообще была не свойственная ничему. На первый взгляд, всё совсем как надо. Все вещи на месте, предметы интерьера тоже, но вот жизнь. Жизнь словно ушла. На улице было светло еще и свет был выключен, но уличного света не хватало, так что помещение было в неестественном полумраке. Тишина так же была ненормальной, не было ни звуков кухни, ни работающего душа, даже шелеста книг. Квартира была стерильна как свежий склеп. И это пугало. Но больше всего пугала тень человека, лежащая не полу в гостиной. Потому что без тени квартиру можно было принять за пустующуюю, но с ней. В общем, думаю, не надо объяснять, каково это - входить в тихую, темную и безжизненную прихожую и видеть в комнате такую же безжизненную, но вполне человеческую тень. Я хотьт и знал, что у меня есть постоялец, всё равно невольно содрогнулся. Раздевшись я направился к тени и тут тишину разрезал, словно крик в ночи, тихий, но пронизывающий до костей голос:
- Вы вовремя, детектив.
Я нервно сглотнул и, попытавшись придать своему голосу спокойствие и убедительность, ответил:
- Удалось что-нибудь узнать?
Я зашел в комнату, Катафалк выглядел так же безобидно, как и всё в этой квартире, но и так же пугающе. Он выглядел неестественно. Не сразу я понял, почему, но когда он заговорил, до меня дошло - неестественным был его взгляд: он смотрел не на собеседника, а в ближайшую стену, из-за чего создавалось ощущение, что тот говорит сам с собой.
- Да, удалось. Вам уже назначена казнь. Сегодня срок её исполнения.
- Ну и как ты это узнал?
- Просто узнал. - говорил тот не сводя взгляда со стены - Вы сказали выяснить, я выяснил. Если угодно, я даже подскажу способ избежать печальной участи.
- Не утруждайся, я и так понимаю. Ты предлагаешь мне бежать?
- Нет, вовсе не так радикально. Пока можно просто переехать. Переночевать в отеле, убийцы от мафии придут сюда, но вас не застанут, а где искать дальше они пока не знают. Вы продолжите завтра расследование. А я подумаю, как еще могу вам помочь.
Я тяжело вздохнул.
- И у тебя даже нет доказательств своих слов?
- Моё заключение - лучшее доказательство.
В подтверждение этого изречения, он поднял руку с наручником. К моему удивлению браслет наручника и цепь уже не были соединены.
- Какого черта?! - вскричал я вскакивая со своего места.
Катафалк ничего не ответил, но в пару быстрых шагов оказался возле меня.
- Сядьте, детектив. Вы оказали мне услугу, не сообщив обо мне в полицию. Я оказываю вам услугу в ответ. Держать себя в наручниках же я не позволю. Смиритесь.
Ну а что делать. Придётся смириться.
Хотя тот факт, что Катафалка теперь тут ничего не держит, если честно, весьма пугал, я всё же был и частично в плюсе. Теперь я точно мог сказать, что Катафалк действительно решил мне помочь, потому что других поводов задерживаться тут, если тебя не держат, я не вижу. Хотя, быть может, ему хочется меня убить, но, черт возьми, без его помощи это итак сделают гангстеры, так что можно и рискнуть.
- Итак, ты предлагаешь уйти отсюда? Ну, что же, давай. На Центральном Острове есть отличный отель "Блэк", там можно переждать ночь.
- Годится. За одну ночь они не успеют перелопатить весь город. Ты на машине?
- Да.
- Это плохо. Автомобиль придётся спрятать.
- Обычный Болт не привлечёт много внимания.
- Болт нет, а номера привлекут.
- Резонно. - подумав, согласился я.
- Нужна парковка.
- На Центральном Острове их полно.
- Это хорошо. И парковка должна быть как можно дальше от отеля.
- Вряд ли Мафия начнет прочёсывать все близлежащие дома.
- Готов рискнуть во имя более близкого парковочного места?
Чёрт, тут он подловил.
- Пожалуй, нет.
- Тогда ищем парковку подальше.
Когда мы выехали, сумерки на улице уже превратились в полноценную ночь. А еще потёк слабый дождик. Катафалк молча уставился в окно, на пробегающие по нему капли. Я тоже молчал.
Что же, если Катафалк действительно спас меня сегодня от мафиозной вендетты, то надо отдать ему должное, он действительно человек чести. А человек ли чести я сам? Быть может, когда опасность спадет, мне стоит сдать моего "спасителя" полиции? В конце концов, какие могут быть компромиссы с преступниками.
- Осень затянулась... - сказал Катафалк задумчиво, словно обращаясь к самому себе.
- Да нет, до зимы еще почти неделя.
Гангстер обернулся ко мне удивленно, будто не ожидая ответа, а потом опять уставился в стекло, ответив:
- Я не про погоду.
Здесь я не нашёлся что сказать. Чёрт его знает, что именно на уме у психопата. Впрочем, отвечать уже и не было смысла, к этому моменту мы уже добрались до парковки.
Короткими перебежками мы попали в отель, сняли два соседних одноместных номера на первом этаже.
- Надо поговорить. - обронил Катафалк, пока мы шли по коридору, доставая из под плаща бутылку виски.
- Ты когда успел это купить?
- От твоих оков я освободился в первые полчаса, после чего болтался по городу, выискивая информацию, заодно и купил. А ты думал я, сняв наручники, так и сидел в комнате? А о планах мафии узнал по телефону?
- И много времени тебе понадобилось на сбор информации?
Я открыл номер. Комнатка была небольшая, всего с тремя предметами мебели - кроватью, столом и стулом.
- Я тут никого не знаю. Но город небольшой. Пришлось провозиться полдня. Мафия как гангстерская структура не знает равных, но как тайная организация она не эталон. В частности, в любой из семей найдется куча крыс. У такого рода информатора я и узнал о сегодняшнем покушении.
- А где ты взял деньги на информацию?
- Я разве говорил, что пришлось заплатить?
Я не хотел знать, каким образом Катафалк добыл информацию. К черту, и так много проблем. Вместо этого, я взял с тумбочки два стакана-тумблера и разлил нам виски.
Мы молча выпили по порции.
- Итак, кхм... Катафалк. Как к тебе обращаться? Имя есть?
- Есть. Катафалк. Теперь меня так зовут.
- Не ломай комедию, мы не в дешевом фильме, где бандитов называют пафосными кличками. Мы взрослые люди.
- Тебе так важно моё имя?
- Да нет, - я пожал плечами - просто человек, называющий себя в честь машины, выглядит дурачком, ты же понимаешь.
- Пусть так. Но это моё право. Не будь я в розыске, пошёл бы в паспортный стол и официально сменил бы имя. В наше время можно называть себя как угодно. Кстати, детектив, ты же работаешь в полиции. Работал, точнее. И, очевидно, с моим делом знаком не понаслышке. Неужели в моём личном деле нету имени?
- Как бы это не было смешно, но нет. - я развел руками - из твоего города вообще никакой конкретики не приходит. У вас там никакой дисциплины и, насколько я понимаю, заправляет всем мафия.
- Не мафия. Но кое-что похожее. Да, городок наш дыра. Знаешь, как его называют сами жители? Тодж. Это сокращение от Территория Опасная Для Жизни. Так что жизнь, как ты понимаешь, там не сахар.
- Такое сокращение, полагаю, подошло бы и для нашего города. Да и кому вообще хорошо жилось в великую депрессию...
- Тем, кто её устроил.
- Её никто не устраивал. Все эти теории заговора, просто бред параноиков.
- Это ты так думаешь.
- Это я так знаю.
- Все мы знаем немного, но каждый считает, что знает чуть больше остальных.
- Словоблудие не люблю. - честно признался я.
- Как ты дошел до увольнения, Норман?
Внезапной вопрос, ничего не скажешь.
- Ну, можно сказать, меня подсидели. Я помог одному бывшему преступнику сдать своих подельников. После этого, коллеги начали завидовать моему успеху. Ну, а там, как то само всё получилось.
Катафалк молчал. Честно сказать, я не всегда понимал его мотивы. Не мог и сейчас понять, спросил ли он меня с искренним интересом, или же по каким то понятным ему одному причинам.
-А ты, Катафалк, как ты дошёл до массовых убийств? - в лоб спросил я - Только давай честно, без глупых отмазок.
- Я? Честно сказать, я продался. Полиции продался.
- И почему же?
- Я попал в нехорошую ситуацию, что бы избежать преследований от бандитов, пришлось сдаться...
- Ага, вот оно как. - сказа я это с сарказмом - А почему тогда, если же ты продался копам, ты лично убил столько людей? При выданном тобой компромате, их должны были просто посадить по тюрьмам.
- В Лост-Хевене, быть может, так и произошло бы. А в Тодже всё проще - хочешь защиты, убей неугодных. Без компромиссов. Копы там не лучше гангстеров.
- Я почти поверил. Только скажи мне тогда, почему ты тогда пустился в бега?
- Сказать тебе честно?!! - внезапно взорвался Катафлк - Вот сказать тебе всё честно? Как на духу? Я вообще никого не убивал!
- Что, простите?
- Да, да, вот давай без твоих глупых вопросов. Я не сделал ни одного убийства. Но меня подставили. Было за что, не спорю, но меня просто подставили. Я слишком много знал, но был достаточно глуп, что еще и всем рассказать о своем знании. Вот и всё. Если вернемся к этой теме еще раз, я тебе больше не союзник.
Я хотел задать еще много вопросов, но было уже никак невероятно это сделать. Катафалк был на грани, больше эту тему поднимать нельзя. Могу сказать только одно: я не верю и в эту версию ни на грамм. У меня нет версий, почему он сделал то, что сделал, но ни одна из его собственных версий не вызывала доверия. Да, человека и впрямь могут так подставить, но именно Катафалк на серийного убийцу, вот честно, был похож гораздо больше, чем на жертву ситуации.
- Когда наша сделка расторгается? - я решил сменить тему.
- Не знаю. Когда разберемся с мафией, думаю, мой долг будет исчерпан. Ты, кстати, не хочешь в свое детективное агентство помощника, не задающего лишние вопросы?
- Вот только серийного убийцу мне в напарники не хватало.
- Как хочешь. Мне же тоже надо на что то жить, сам понимаешь. Кстати, я немного покопался в том деле, какое ты расследуешь...
- Ты вообще охренел?
- Как ты груб с теми, кто хочет тебе помочь.
- Мне не нужна помощь. Я волк-одиночка. Я сам себе хозяин. И вообще лишние друзья мне не нужны. - кажется, виски, которое мы к этому моменту выпили почти всё, уже дало в голову как следует. Я это понимал. Но остановиться не мог.
-Как будет угодно. - Катафалк направился к выходу в коридор. - Скажу только, что из моих сведений, ты движешься не в том направлении.
- Я разберусь. Какие на завтра планы?
- Можешь продолжать расследование. Но рекомендую вести себя скрытно. Я попытаюсь стряхнуть мафию с хвоста.
- Договорились.


Расскажите друзьям:

Автор Данил ТКАЧЁВ


Смотрите также

  • Миллион в коробке
  • Он не должен взлететь
  • Чудеса из подворотни

  • Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10


    Наш блог

    body {background:url(/img/mafia-forever_ru/Fon_bubble.jpg) repeat #E2EDF3!important;} body {background:url(/img/mafia-forever_ru/Fon_rose.gif) repeat #E2EDF3!important;} body {background:url(/img/mafia-forever_ru/Fon3.jpg) fixed no-repeat;} body {background:url(/img/mafia-forever_ru/Fon6.jpg) fixed no-repeat;} body {background:url(/img/mafia-forever_ru/Fon_Moscow.jpg) fixed no-repeat;}

    Interessante

    Mafia Beta

    Наша кнопка


    Получить код

    Партнёры

    Alive mod

    MAFIATOWN

    Mafia-Game.Ru

    Mafia.GameCentral.cz

    Famille Mafieuse

    Lukyanov

    В Союзе

    ТОП.НОВОСЁЛ.РУ

    Топ 5 файлов





    Тэги



    200stran.ru
    2013- © Alive Bars. Сделано в России. С душой.
    Немного о скриптах. Webgamer. RSS-лента. В Союзе.
    Rambler's Top100 HotLog